Точка невозврата. (Последняя проза)

Небеса Обетованные

Преображение Господне (Самара, 2018-й, небо над собором Вознесения Господня)

 

 

 

Пролог

 

 

 

Февраль 2024-го.
Осталось совсем немного…
В марте, в день моего прихода на эту землю, у всего православного мира начнётся Великий Пост. Словами любимого духовного отца «для кого-то он станет в земной жизни последним»...

То, о чём я напишу дальше - сугубо моё мировоззрение и я абсолютно не претендую на то, чтобы кто-то его принял. Главное, что то, о чём пойдёт речь, не единожды прожито и прочувствовано всем моим существом. Теперь же для меня: утверждено и незыблемо.
И во всём этом - истина, путь и спасение души.

 

 

Война

 

 

Когда моя бабушка носила мою маму в своём животе, шёл 1942-й. 
В этом же году, в Великой Отечественной войне, на поле боя, под Ленинградом, погиб один из моих дедов - отец моего отца, которому в то время едва исполнился год. Второй же дед в то время, партизанил в лесах Беларуси.
Бабушка почти всю беременность работала в госпитале, ухаживая за раненными. Не за зарплату и не за еду.
Просто в те времена люди понимали, что выжить можно только плечом к плечу. 
«Тяготы друг друга носите»… 

Да и добрых сердец на земле было куда больше.
Ведь даже когда один немец дважды пытался расстрелять мою бабушку, наводя автомат на её беременную утробу, второй немец, жалея, отводил его дуло.

Прошли долгие десятилетия.
И снова - война. 

Когда зло долго и упорно пытается разрушить всё самое светлое и чистое, когда память о подвиге народа подменяется фальшью времён, когда оскверняются Божьи заветы, а совесть и мораль продаётся и покупается, когда на святой земле насаждается садомский грех, а драгоценная вера искупленная, отвоёванная и не единожды  омытая океаном христианской крови пытается уничтожаться и стираться с лица земли - начинают работать непреложные законы Творца. И вновь льётся кровь, сдабривающая иссохшую грехом почву для новых ростков праведного бытия.

Так было всегда. Где умножался грех и любое зло, во множестве изливалась и благодать.
И среди совершенно разных, зачастую отверженных миром людей, звёздами на небесном своде начинали сиять души мучеников, невинно убиенных, павших за Отечество и святую веру и иных тех, кто спасительной жертвой взлетал от праха и тлена в обещанную самим Творцом вечную и нескончаемую жизнь.

И так будет до скончания века, ведь Законы Творца неизменны.

Частенько я вспоминаю, что мой любимый отец всю жизнь рукой собирал со стола и ел каждую хлебную крошку. Времена послевоенного голода прошли очень давно, а память о том, как моя вторая бабушка, мать моего отца, почти четыре года пробыла по политической статье в тюрьме за несовершеннолетнюю дочь (мою родную тётку и старшую отцовскую сестру) от голода утаившую пол стакана пшеничных зёрен - сохраняется по сей день.

Четвёртый год, букет из пшеничных колосьев, собранный мною в поле, стоит в вазе на стареньком журнальном столике в напоминание о том, какой непростой земной путь прошли мои родители, деды и прадеды. И раз за разом эта скорбь переживается вновь, когда видишь под ногами или на мусорных свалках горы выброшенной пищи и того же хлеба…
На память сразу же приходит голод родного Поволжья, рассказы отца о репрессиях, блокадники Ленинграда и те многие и многие, в большинстве уже ушедшие в иной мир, которые как нельзя лучше понимали ценность жизни, добра и чистоты. Чистоты духа.

И вновь на войну идут мужчины и даже женщины.
Такие разные. От совсем юных, только начинающих жить, до уже сплошь убеленных сединой. Идут осознанно понимая что обратного пути может и не быть.
Нет, не все ради контрактных денег или вынуждено. 
Многие и многие за родную землю, за любимых и близких, за святую веру и во имя будущей чистой жизни!

«На войне всё просто. Ты стоишь на пороге смерти. Там до мышиной возни в тылу нет никакого дела. Думаешь о своих: кто дома, кто с тобой сейчас рядом. Чтобы они выжили и выполнили боевую задачу. В тылах много фальши. Чересчур. А на войне люди проще, потому что в первую очередь думают не о себе. Прикрыть, отбить, вытащить. Где такое в тылу есть? Оно есть, но очень мало, а на войне очень много. Там нормальным людям лучше. Понимаешь зачем эта жизнь, которую готов положить за други своя. Обратного хода не будет. Такими людьми и живы» - сказал мне священник, за плечами которого уже не одна война.

 

 


Жертва спасительная

 

 


Так кто же они те, кто осознанно или неосознанно спасает свои души? Всегда ли войны, положившие жизнь на поле боя? 
Конечно же нет.

Подвиг человеческой души заключён в её стремлении к свету сквозь все испытания, посылаемые жизнью. Не очерстветь сердцем, не перестать верить в добро, не опускать руки в любых обстоятельствах, превозмогать себя самого со всеми своими пороками, выходить из зоны комфорта, думая не только о себе, но и о тех, кто рядом, пусть даже очень далеко…становиться крепче духом и чище разумом.

Отец.
Он для меня - лучший из отцов, без всяких иллюзий.
За ним, как и за каждым из нас была своя кипа грехов…Но он смог!
Он прорвался сквозь тьму, я - верю. И помню его глаза, в которых в последние месяцы земной жизни начало отражаться небо…
Ведь вырастить покалеченное дитя одному, рано потеряв супругу, никогда и ни у кого не прося помощи, беззаветно любя и терпя очень непростой характер - подвиг. 
Его бесчисленные ночи без сна, послеоперационные и нескончаемые бульоны и каши, каждая утёртая с моего лица слеза, без внимания к собственным болезням и готовность отдать за своё дитя жизнь до последнего вздоха, целую четверть века - это ли не подвиг?

Мама.
Ей, ещё в материнской утробе дважды побывавшей под дулом автомата, после 12 лет ожидания и уже теряющей надежду, просто отрубили: рожать нельзя. Ты слабая и серьёзно болеешь с молодости. В лучшем случае и ты и ребёнок ослепнете, в худшем - оба умрёте.
Боялась? Конечно. Тяжело рожала? Да. Роды подкосили ещё больше? Несомненно.
Но любовь - всегда сильнее смерти!
И вот, я, вытянутая из материнского чрева за щёку, пишу всё это. 
У нас было время. Драгоценные, пусть и немногие годы, за которые мама успела передать мне всю возможную нежность, тепло и безграничную материнскую любовь!
И её глаза, как и глаза моего отца, в последние мгновения земной жизни отражали небеса…

Они - мои родные мученики, прорвавшиеся сквозь пелену греха своим упорством, своей очистительной жертвой, своими верностью и любовью! Они - войны. И я безмерно благодарна Господу, что именно их он мне выбрал в родители.
Сотканная из каждого из них, улавливая отца и мать то в тембре собственного голоса, то в очертаниях линий тела, то в проявлениях характера, я иду свой путь от начала, к началу вечному. К встрече, словами моего духовного отца, которой уже не будет конца. Во всех моих скорбях неизменно счастливая. Потому что мне не нужно лгать. Потому что даже по снегу и босая, несу своё сердце Господу!

 

 

 

Жизнь на одном дыхании

 

 

 

Осенью минувшего года, вечность вновь постучала в мою дверь, напомнив о том, что в любое мгновение душе придётся давать Богу ответ…И сползающая по стенке, под суету вызывающих очередную скорую соседей, я вновь, как и много лет назад, каскадом увидела всю прожитую жизнь. 

Видно так устроена человеческая душа, что в момент возможного ухода из этого мира, она видит всё предельно ясно и думает о тех, кто стал ей в земной жизни ближе всего. 

И хорошо, если ты успел завершить что-то для тебя очень важное. Если же нет, то сердце за мгновение взмолится Создателю о том, чтобы успеть. И то ли Божией милостью и Его Промыслом, то ли чьими-то святыми молитвами, ты вдруг вновь вздохнёшь полной грудью и тебе дастся ещё какой-то срок, чтобы успеть незавершённое…

Мне необходимо было успеть исполнить обещанное.
Отец всегда учил меня держать слово. Успела. А не так давно поняла какую невероятную силу оно имеет…

Но ведь кроме обещанного есть ещё и мечты!
Те, о которых более всего знает только Создатель, творивший твоё сердце в тайне. Те, которые тщательно пытался заставить забыть враг человеческого рода. Те, которые были с тобой ещё в очень далёком детстве и воспринимались тобою то ли сном, то ли фантазией. На самом же деле: они скрывали твоё предназначение и были маяком, ведущим домой.

И ранним утром ноября двадцать третьего, ещё до рассвета, на любимый праздник Казанской иконы Богородицы, идя вдоль родного храма, я замерла от изумления…

Прямо над куполами храма, яркими огнями мерцающих звёзд, будто кто-то спустил их ниже обычного и подвесил прямо над крестами многократно усилив сияние, передо мной предстало огромное и красивейшее созвездие Большой Медведицы!
Невероятная красота в такой близи - крайне редка для городского мегаполиса.

Ещё раз осознав, что у Бога случайностей, действительно, не бывает я улыбнулась звёздам, а они словно радостно засияли мне в ответ.

 

 

Любовь

 

 

 

Господь, через одного монашествующего священника, когда-то помог мне понять того, кого понять казалось просто немыслимым. В чудовищности своего поступка он превзошёл всех тех, кто меня увечил, пытался насиловать, убивать, очернял клеветой, добивал безразличием…

И дьявол сжал своими клешнями моё сердце и пронзил множеством копий истерзанную в скорбях и страстях душу, чтобы я дошла до точки омерзения к тому, кого, впервые в своей жизни, по-настоящему полюбила и кому, вопреки всему, поверила.

Вдруг я стала презирать его и каждую связанную с ним деталь, в которых лукавый ох как искусен…А потом ужаснулась самой пришедшей и начавшей буквально поедать мысли о том, что лучше бы он никогда не рождался и испугалась, понимая что происходит что-то страшное.

Исповедуя и видя как изнемогает моё сердце, батюшка просто сказал мне «Каждый сам выбирает добро или зло. Ты свой выбор сделала - не лишай же и его права выбора». И эти простые слова всё сразу расставили по местам. Действительно, выбор между добром и злом, светом и тьмой, я сделала уже давно. Осталось в нём устоять. До конца. И твёрдо усвоить слова одного из наших чудесных святых отцов: "Не верь. Не бойся. Не проси".

Ну а ЛЮБОВЬ…Что все слова? Святой Апостол Павел давно уже всё сказал.

 

 


                  Точка невозврата

 

 


Не знаю, успею ли я увидеть ещё здесь, на земле, воплощение своей главной мечты…Но теперь я уверена, что всё выстраданное моими родителями и мною было не зря! Плоды зреют, а время их собирать обязательно настанет. 

Это так драгоценно и жизненно-важно: жить по совести! И пусть мир закидает тебя камнями, пусть тело увянет от болезней, пусть зримо для иных ты останешься совсем один. Что до того? Ветхий человек должен умереть, как и семя, упавшее в землю...

Взамен Господь обещал то, что дороже в немыслимое количество крат! И я Ему - верю.

Пение рассветных птиц никогда не перестанет и даже самые лютые зимы всегда отойдут уже первыми оттепелями, а когда-то полным воскресением природы и вечной цветущей весной!

Потерпи Господа, мужайся и да крепится сердце твое, и потерпи Господа (с) Псалтирь

 

 

 

p.s...  

 

 

7 февраля